© 2019 АНО "Центр современного искусства "Терция"

Новости

Новости аутизма. 

Почему аутизм связан с сенсорными перегрузками

У некоторых аутичных детей мозг не адаптируется к повторяющимся звукам и прикосновениям. Даже через несколько минут мозг продолжает воспринимать повторяющиеся стимулы как новые. Об этом говорится в результатах нового исследования.

У большинства людей такие сенсорные стимулы как звуки или необычные на ощупь текстуры активируют участки мозга, которые ответственны за обработку сенсорной информации. Если стимул сохраняется, то мозг приглушает свою реакцию на него. Этот процесс называется привыкание, и благодаря ему люди способны отключаться от неважных, фоновых ощущений. Например, люди не замечают шум кондиционера в помещении или прикосновения шерстяного свитера к их коже. Это позволяет им сосредоточиться на новой информации. 

Новое исследование показало, что у некоторых аутичных детей привыкания не происходит. Это может объяснить, почему при аутизме встречаются необычные реакции на ощущения, например, почему многие дети с аутизмом закрывают уши руками в шумной обстановке или отказываются носить одежду с ярлычками, говорит ведущая исследовательница Шуламит Грин, клинический профессор психиатрии и биоповеденческих наук в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса, США.

«Это как если бы мозг упорно продолжал анализировать каждый из этих стимулов, – говорит Грин. – Он уделяет этому много внимания, что приводит к перегрузке и сильному истощению».

Данные предполагают, что этим аутичным детям не поможет «терапия контактом», когда терапевт организует очень постепенный контакт с теми стимулами, которые беспокоят человека.

«Для них мы должны найти другой подход к лечению, который не включает контакт», – говорит Джона Шварц, профессор экологии в Калифорнийском университете Дэвиса, которая не принимала участия в данном исследовании.

Грин и ее коллеги изучали реакции мозга на сенсорные стимулы у 42 детей с аутизмом и 27 детей с типичным развитием в возрасте от 8 до 18 лет со средним или выше среднего уровнем интеллекта.

Родители детей заполняли два опросника о сенсорных реакциях их ребенка. По результатам опроса, дети с аутизмом в среднем проявляли большую сенсорную чувствительность, чем дети в контрольной группе.

Исследователи разделили аутичных детей на две группы в соответствии с их результатами по опросу. В первую группу вошли дети с повышенными реакциями на прикосновения и звуки, во вторую – дети без подобных особенностей. В дальнейшем исследователи сканировали мозг каждого ребенка, в то время как ребенок испытывал серию сенсорных стимулов, каждый из которых продолжался 15 секунд: белый шум, трение жесткой губкой по левой руке и оба стимула одновременно. Данная последовательность стимулов повторялась шесть раз. 

Команда ученых наблюдала за активностью мозга в отделах, которые отвечают за обработку слуховой и тактильной информации, а также в миндалине – участке мозга, который отвечает за фильтрацию сенсорной информации.

Все дети показали повышенную мозговую активность во время первых двух последовательностей. У детей в контрольной группе и у аутичных детей с низкими сенсорными реакциями мозговая активность снижалась во время третьей и четвертой последовательности и оставалась низкой. С другой стороны, мозговая активность аутичных детей с повышенной сенсорной чувствительностью оставалась высокой во время всех шести последовательностей.

Затем команда Грин провела с детьми еще две последовательности контакта со стимулами. На этот раз белый шум был на другой частоте, а у губки была другая текстура.

У детей с типичным развитием было незначительное повышение мозговой активности во время первого контакта с измененными стимулами, но не во время второго. Это говорит о том, что мозг распознал стимулы как новые, но все равно отфильтровал их, поскольку они были похожи на предыдущие.

У аутичных детей с повышенной сенсорной чувствительностью наблюдалась повышенная мозговая активность во время контакта со всеми стимулами, что говорит о том, что мозг был неспособен к привыканию. С другой стороны, у остальных аутичных детей вообще не было реакции на измененные стимулы. Возможно, это значит, что мозг таких детей с трудом распознает новые стимулы, или что мозг настолько подавляет реакцию на изначальные стимулы, что он не реагирует на появление новой информации. 

Для того, чтобы объяснить такие закономерности в реакциях, авторы исследования проанализировали изменения в синхронной активности двух отделов мозга – миндалины и орбитофрональной коры, которая регулирует миндалину. Из интересовала активность в этих областях во время шести последовательностей изначальных стимулов.

У детей с типичным развитием не было изменений – во время всех последовательностей данные области активировались синхронно. В отличие от них, у аутичных детей с повышенной чувствительностью во время первых трех последовательностей активировался один участок мозга и деактивировался другой и наоборот. Это может говорить о том, что орбитофронтальная кора пытается отключить миндалину, чтобы помочь мозгу привыкнуть к стимулам. Такой дисбаланс исчезал во время последних трех последовательностей стимулов, что может объяснить, почему у детей не происходит привыкания.

Анализ данных показал изменения в синхронной активности, но не механизмы, которые объясняют эти изменения, предупреждает Шварц. По ее словам, то, что орбитофронтальная кора отключает миндалину – это лишь одно из возможных объяснений, но на данный момент нет методов, чтобы проанализировать подобные детали.

У остальных аутичных детей поначалу повышалась активность обеих областей мозга, затем реакции становились противоположными – возможно, это был способ избежать сенсорной перегрузки, считает Грин. Это говорит о том, что аутичные дети без повышенной сенсорной чувствительности все равно обрабатывают сенсорную информацию иначе, чем типичные дети.

«Их мозг может больше уставать от обработки сенсорных стимулов, даже если у них нет классических поведенческих проявлений повышенной чувствительности», – говорит Грин. 

Наталия Клейнганс, профессор радиологии в Вашингтонском университете, США, которая не участвовала в этом исследовании, считает, что ученые, которые изучают этот феномен, должны принимать во внимание тревожность участников – состояние тревожности снижает привыкание к различным стимулам.

Грин сообщает, что ее команда также провела пока неопубликованное исследование, которое показало такие же результаты даже при контроле тревожности. Сейчас они исследуют возрастные особенности в привыкании среди более крупной выборки детей. 

 

Ссылки:

 

Green S.A. et al. Am. J. Psychiatry Epub ahead of print (2019).